Красота и здоровье 

«Звучит как средневековая пытка»: Женщины о неудачном опыте эпиляции

К эпиляции я отношусь неоднозначно. Не могу сказать, что полностью негативно: многим женщинам эпиляция позволяет чувствовать себя социально приемлемыми. Думаю, в скором времени эпиляцию будет делать всё больше мужчин — во многом в связи с развитием квир- и дрэг-движения. А всё больше женщин, наоборот, смогут отказаться от эпиляции, не чувствуя давления.

Если задуматься, удаление волос — странная практика. Каждый месяц — а то и чаще — мы избавляемся от того, что всё равно в итоге появится снова. Многие противники феминизма, обвиняя женщин в отказе от эпиляции, говорят, что удаление волос — это вопрос гигиены. Это не совсем так. Любой из видов эпиляции подразумевает определённые риски: травматизация кожи, раздражение, порезы, ссадины. В этом нет ничего гигиеничного.

Я начала брить волосы лет в двенадцать. К тому моменту у меня уже были достаточно тёмные волосы, а мнение общества начало беспокоить. В школьном возрасте никто не говорил, что что-то «не так» с моим телом. Реклама по телевизору тоже не давила, просто эпиляция казалась данностью: кожа должна быть гладкой. Так что я всеми способами пыталась избавиться от волос на теле. Вначале это было бритьё. Летом я могла бриться каждый день, после чего у меня было ужасное раздражение, но я всё равно не могла остановиться. На следующий же день у меня отрастали чёрные «пеньки» — они казались мне страшнее раздражения. Ещё я пробовала шугаринг. У меня очень низкий болевой порог, и, например, эпиляция раз в две-три недели ощущалась не очень болезненно. Но если я делала это раз в четыре-пять недель, было больно как в первый — до слёз! Эксперименты с воском тоже закончились неудачно.

Однажды подруга посоветовала мне мастера по электроэпиляции — она была довольна результатом. Я тогда мечтала избавиться от волос навсегда, и казалось, что этот метод может помочь. Я ожидала, что мы с мастеркой уложимся в восемь сеансов по три-четыре часа. В итоге всё пошло не так — сеансы растягивались на семь часов и проходили раз в два-три месяца. После них ноги покрывались сукровицей. Между сеансами нужно было мазать кожу специальным раствором белого цвета — и летом в жару я не могла выйти на улицу в шортах или юбке.

Суть электроэпиляции в том, что в каждую волосяную луковицу вставляют иглу и пускают ток. Это очень больно, на месте «укола» потом остаются точки. У кого-то они проходят быстрее, но у меня заживали по полторы недели, а потом на их месте появлялись красные отметины. Это продолжалось год. Однажды я заметила, что волос стало меньше раз в пять-десять, но уже не хотела продолжать: было слишком больно и отнимало много времени.

Начало сеансов пришлось на тот момент, когда я уже задумывалась об идеях феминизма и разделяла их, но в то же время чувствовала неудобство от волос на ногах. Спустя год я уже так настрадалась, что мне было всё равно. После электроэпиляции остались шрамы на месте каждой волосинки — кажется, они прошли только сейчас, спустя три года. Да и вся процедура теперь кажется мне странной: чтобы избавиться от волос, за сеанс тебя сотни раз протыкают иголкой с током. Звучит как средневековая пытка! Я знаю, что давно появились более современные методы эпиляции, но в моих глазах их все уже не оправдать.

Сейчас я брею тело раз в две недели. С одной стороны, я принимаю свои волосы и не переживаю как раньше, когда что-то вырастает. С другой — мне важно быть социально приемлемой, потому что помимо моих друзей и близких людей, у меня есть дела — по работе, в банке, где угодно. И мой внешний вид влияет на ход этих дел. К сожалению, для многих людей и организаций с волосами я могу оказаться тем человеком, которому они не захотят помогать. Ещё я хожу на спорт — и там я тоже чувствую потребность не быть белой вороной.

Я рада, что беспокойство осталось позади, и сейчас я могу пользоваться бритвой раз в две недели. Это немаленький срок, учитывая то, что волосы появляются уже на третий день.

Related posts

Leave a Comment