Визажисты, бьюти-блогеры и редакторы — о хранении косметики и её минимизации

 Я занимаюсь бьюти-обозрением больше десяти лет, писала для Wonderzine, окончила школу визажистов и делала свой бьюти-бокс с российской косметикой. При этом в последние года два я могу назвать себя бьюти-диссидентом. Я уже много лет не покупала косметику.

Сейчас все мои запасы занимают один икеевский стеллаж по имени «Каллакс» на восемь секций — наверняка, многие поняли, о чём я. В нём есть коробки с уходом и коробки с макияжем. Пыталась дополнительно фасовать по небольшим коробкам: очищение, тоники, маски. Но в итоге всё свалила в братскую могилу. Плюс порядка 200 флаконов ароматов. Ароматы красиво расставляю во втором таком же стеллаже вместе с книгами.

Чтобы использовать даже меньшую часть этих средств, мне понадобится обзавестись ещё парой-тройкой лиц и тел. В постоянной ротации всего три средства: очищение, умывание и кислоты. Про тоник и крем для глаз часто забываю, поэтому один флакон стоит по полгода. Маски делаю часто, но мне просто это нравится. Скорее такой эмоциональный опыт, чем желание что-то убрать с лица. Уход храню в самом неподходящем для косметики, но удобном для меня месте — на подоконнике. Для тела банок больше: гель, скраб, пена для ванны, лосьон и крем для рук. Волосы мою любым шампунем. В поездки и полёты беру с собой пробники и тревел-версии, которые есть на данный момент.

В моём случае есть тенденция к уменьшению банок. До того, как два года назад я стала делать благотворительные бьюти-распродажи, косметики было раза в полтора больше. Периодически провожу инвентаризацию, откладывая что-то на будущий сейл, что-то на подарки знакомым.

Когда всего становится столько, что «больше ему не съесть», устраиваю бьюти-сейлы. На них отправляются только нераспечатанные средства или те, которых не касались мои пальцы. Первый сейл случился в конце 2017 года. Я сделала анонс в соцсетях, скидку на всё от 70 % и привезла двенадцать килограмм косметики в Новую Голландию. На собранные 67 450 рублей я купила лекарства для детей из психоневрологического дома ребенка № 3 в Петербурге. Идея всем понравилась, и я решила продолжить. Особенно приятно, что моё решение поддержал магазин Cosmotheca, флейтистка и блогер Ксения Молоткова и многие блогеры, редакторы, бренды. В августе 2019 года мы собрали 110 тысяч для Саввы Сафонова и его бабушки с дедушкой. Я писала про них для «Таких дел» и увидела, как им физически тяжело с внуком. Теперь немного легче, потому что на эти деньги они купили электроподъёмник, чтобы пересаживать Савву с кровати в инвалидное кресло и обратно. В ноябре главный редактор журнала Flacon Тоня Голубева предложила устроить сейл в Москве. Итог — 213 тысяч на антибиотики для подопечной фонда «Во имя жизни» Вари Бариновой с муковисцидозом. Перед Новым годом в Петербурге собрали коробку косметики для хосписа № 4 и фонда «Вера», мешок полезных вещей для разных других благотворительных фондов, которые ежегодно поддерживает Новая Голландия, и 170 тысяч рублей для «Таких дел» (поскольку издание работает за счёт пожертвований). Вся информация о сейлах есть у меня в инстаграме.

Специально я ничего не минимизирую. Разве что кремы для лица со сроком годности в стадии риска наношу на тело. Пожалуй, самая резкая и неожиданная, в первую очередь для меня, метаморфоза произошла в отношении макияжа. Я никогда не делала контуринг и не рисовала брови по трафарету, и почти никогда не красила ресницы, но любила яркие помады, хайлайтер и цветные тени. Сейчас даже тон наношу по каким-то суперпраздникам, типа свадьбы подруги, то есть пару раз в год. Самовыражаться с помощью макияжа у меня потребности больше нет, комплексов насчёт лица тоже, лёгкие синяки под глазами мне даже нравятся. Поэтому в ходу разве что бальзам для губ и корректор, которым перекрываю редкие мелкие прыщики. Всё, что не нужно мне самой, отдаю тем, кому нужно. Наверное, в этом и есть мой вклад.

Related posts

Leave a Comment