Красота и здоровье Психология 

Старайся – не старайся…

Психолог Елена Прокофьева расскажет о том, какой отпечаток в жизни детей оставляет психологическое насилие или абьюз от взрослых членов семьи.

Старайся - не старайся...

Если бы я сейчас спросила, кто из вас, взрослых, читающих сейчас эти слова, их слышал в свой адрес – сколько человек подняли бы руки? Думаю много. А у кого эти слова напрочь отбивали желание делать вообще что-либо? Старайся – не старайся, ведь все равно не хорошо, и не хвалят, и могут вообще не заметить твоих усилий… Есть такие? Да наверняка… Я тоже из их числа. И последствия такого “стимулирования” я ликвидировала потом в себе очень долго…

“Это хорошо, но ты можешь лучше” или Как пошатнуть в ребенке уверенность в своих силах

А ведь говорят нам эти слова из, казалось бы, лучших побуждений, чтобы мы – маленькие, старались, выкладывались, показывали результаты, которыми взрослые могли бы гордиться. Нашими, то есть, результатами.

А что происходит на самом деле?

Есть такое понятие – эмоциональное насилие или абьюз. Это когда ребенка не бьют физически, но он испытывает очень сильное психологическое и эмоциональное давление. 

И человек, который это делает (взрослый), всегда говорит, что делает это для вашей же пользы, из лучших побуждений. Можно не унижать словами, но обесценить или высмеять все то, что вы сделали. 

И хотя физически ребенка и пальцем не тронули, но его душа вся в шрамах. И они болят иной раз сильнее, чем шрамы физические.

Приглашаем на эфиры c ЛУЧШИМИ психологами и коучами

на нашем закрытом аккаунте  https://course.econet.ru/private-account

История из жизни. 

Моя бабушка была прекрасным человеком во многом. И, как я сейчас понимаю, прекрасным абьюзером, в том числе. Она так умела высказать свое отношение к тому, как я играю на пианино, рисую, написала сочинение, заплела косички, помыла посуду и пол, что я понимала всю свою ничтожность и безрукость, что все остальные (да кто угодно) делают это гораздо, гораздо  лучше меня..

Как я это понимала? По ее лицу, интонациям, поджатым губам, укоризненному взгляду (мол учишь тебя, учишь, а ты…). И я старалась еще больше! А выражение ее лица не менялось.

Дед меня не защищал. С его точки зрения кадрового военного все было нормально. На меня не повысили голос, не ударили, а то, что критикуют, но так стараться же надо! И тогда будут хвалить!

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Маме и папе жаловаться было бесполезно. Во-первых не на что (ну не хвалят, и что?), да и не понимала я, еще ребенок, что с мной делают… Да и далеко были родители – приезжали хорошо если раз в год..

Старайся - не старайся...

Благодаря стараниям бабушки, я и сейчас воспринимаю маму скорее как старшую сестру, мамино место заняла бабушка. Она так старалась это сделать! Ей нравилось, когда при посторонних я называла мамой… И ничего хорошего она мне про мою маму не говорила (почему я росту у бабушки, как так получилось, ну и все такое).

Для меня самым страшным наказанием было молчание – когда меня переставали замечать. Я готова была часами заниматься, до головной боли и ломоты в спине – лишь бы бабушка обратила на меня внимание и сказала хоть слово… Она могла молчать сутками!

Дед не обращал на это внимание – ну молчит и молчит, он много читал (и меня научил читать в 3 года), смотрел телевизор, ходил со мной в лес и музыкальную школу, делал английский…С ним я общалась нормально – но для меня важно было было, чтобы бабушка на меня обратила внимание!

Я выросла (при внешней уверенности) очень неуверенной в себе. Я готова была впадать в панику при виде любого недовольного лица, заискивать перед всеми, я не умела говорить нет и вообще отказывать в чем бы то ни было, своих границ я не понимала и не видела. Эта модель был моей “жизнью” лет наверное до 36…

Я читала “запоем”, находя в книгах, особенно приключениях и фэнтези, точку опоры для себя, какой хочу или могу быть.

Потом начала задаваться вопросом: Зв что она со мной так? Особенно неприятно было, когда ко мне, уже взрослой, замужней, бабушка приезжала в гости и тянула меня по магазинам.

Ее не волновало, что у нас маленькие дети, что работает только муж, и что деньги в семье “под счет”. Ей обязательно надо, чтобы я ей что-то купила, какую то вещь, дорогую… И до тех пор, пока она ее не получала – продолжалось давление… Вот никто мне не купит… Вот, а мне так хочется… Вот, я уже старая, сколько мне осталось порадоваться…

Я так ненавидела ее в эти минуты, но не могла ни слова сказать против. И покупала ей эту очередную тряпку… А в душе варилась ядовитая смесь из чувства вины, стыда, и долга.

Подписывайтесь на Эконет в Pinterest!

И я стала спрашивать себя: А зачем я это делаю? Почему я подчиняюсь ей? Почему я позволяю ей так влиять на мою жизнь? Почему я чувствую вину? А виновата ли я перед ней в самом деле, и если да – то в чем именно? А за что мне перед ней стыдно? Я действительно сделала так плохо? Или на самом деле это плохо только с точки зрения бабушки?

Вопросов было много. Так много, что я решила получить второе высшее образование по психологии, чтобы во всем этом разобраться.

Я прекратила все общение с ней. Полностью. Даже когда она уже болела, я не  нашла в себе сил приехать к ней. Я не была на похоронах. Я не приезжаю к ней на могилу. Не хочу. 

Она вырастила меня. Это хорошо – я все таки выросла. 

Она сделала из меня “бонсай”. Это плохо. Мне пришлось выравнивать себя долго. 

И начинать во многом Жизнь с нуля”.опубликовано econet.ru

Автор Елена Прокофьева

Подписывайтесь на наш youtube канал!

[embedded content]

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Related posts

Leave a Comment